В прошлом году в Санкт-Петербурге в очередной раз проходила регата «Гогланд рейс» — участникам необходимо выйти из города и, обогнув остров Гогланд в Финском заливе, вернуться туда же. Яхтсмен-любитель Гарри Фридман поучаствовал в гонке и прислал в редакцию Sailing School пропитанный романтическими чувствами отчет.

Каждый год в конце сентября в Санкт-Петербурге проходит грандиозная регата «Гогланд рейс». Это, пожалуй, самая дерзкая гонка в России, которую устраивают недалеко от города: 200 морских миль открытого моря с огибанием прекраснейшего острова Гогланд. К участию допускается только определенный класс яхт — лодки, которые способны безопасно для своего экипажа пройти этот маршрут. В 2015 году довелось в ней поучаствовать и мне — нас допустили!

Вечер пятницы

Предварительно пройдя регистрацию и судейский контроль, хорошенько забункеровавшись продуктами, мы отправились на свой «Гогланд Рейс 2015». На крейсерской яхте «Мир» нас собралось 12 яхтсменов. Забегая вперед скажу, что погода оказалась к нам благосклонна — был, конечно, и дождь, но больших хлопот это нам не доставило. Мы хорошо экипировались и были готовы к любой ситуации, но в итоге чуть ли ни каждый день радовал теплом и свежим ветром, а ночь не создавала неприятностей.

Не спеша отошли мы от центрального яхт-клуба и взяли курс на Кронштадт. Пока парни экипировались и готовили паруса к гонке, я заботился о вечернем перекусе для всей команды. Чем лучше ужин, тем больше будет энергии утром. Незаметно мы добрались до нужной локации — судейское судно на месте и по рации дает последние указания, все в предвкушении старта.

Я думаю, первый интересный момент этого рейса случился со мной именно здесь. Все яхтсмены могли наблюдать это потрясающее явление, люди и природа вместе создали поистине удивительную картину. Природа взяла на себя производство заката, а люди организовали яхтенный флот. Это было просто потрясающее зрелище. У меня было чувство, что я нахожусь на другой планете. Все лодки стояли с поднятыми парусами, маневрируя бок о бок под краски багряного заката. Такое нельзя увидеть в кино или просто рассмотреть на фото, нельзя услышать от других, это нужно однажды пропустить через себя.

Время старта неумолимо приближалось, 5 минут до старта, 1 минута до старт, старт. Все яхты собрались у стартовой линии, и гонка началась. К слову сказать, стартовали мы неудачно — произошел фальстарт. Нас вытеснили вперед, и пришлось разворачиваться, чтобы вновь пересекать стартовую линию. Досадно, но терпимо. Команда была настроена на продолжительную гонку и, сделав лишний крюк, мы все-таки стартовали.

На часах было уже 20:10, и наш «Гогланд рейс 2015» начался с безумного заката. Солнце быстренько спустилось за горизонт, и наступила кромешная тьма. Знаете, ночь на яхте воспринимается совсем по-другому. Вокруг только волны, в дали немножко просматриваются проблески от городков, раскинувшихся по обе стороны залива, где-то мелькают световые огни наших соперников. Собравшись на палубе, мы рассекали водную гладь, любуясь происходящим вокруг. Каждый, наверное, думал о своем: о своих планах, мечтах, о предстоящем путешествии. Слушая команды капитана, мы уверенно делали первые шаги в этой регате.

Примерно к 22:00 зашумел противный дождь, а ветер совсем скис. «Погода-Питер» — хорошо знакомое выражение для петербуржцев и грустная пора для яхтсменов: ветра нет, идет дождь, время от времени сверкает гроза, мы выжимаем ну от силы полтора узла. На этой ноте я уснул в кают-компании, так и не добравшись до своего спальника и уйдя в крепкий, хороший сон в яхтенном непроме.

Суббота

Толком не помню, как началось утро субботы, но проснулся я уже при 6-7 узлах хода и с хорошим креном на левый борт. У нас не было строгого разделения на вахты, так как нас было аж 12 человек. Всегда кто-то был на парусах, кто-то готовил, кто-то отдыхал, кто-то наслаждался видами, просто сидя на палубе, но на навигации всегда сидел один конкретный джентльмен — ему уже давно стукнуло за 50, и чувствовалась старая закалка советского моряка. Именно он прокладывал нам путь по навигационным приборам в кромешной темноте, уверенно отдавая указания по курсу капитану.

Сидя рядом на открене яхты, мы с ним разговорились. Внимательно слушая морского волка, я начал задавать вопросы о приближающимся острове Гогланд, который до этого видел только на картинках. Конечно, он с удовольствием рассказал мне о том, как впервые заходил на эту землю в каком-то бородатом году, какие впечатления он произвел, и, слушая его, я все больше и больше разжигал в себе интерес и представлял, как будет выглядеть этот кусок суши. Предвкушая встречу, я бесконечно всматривался в удаляющийся горизонт с единственной мыслью: «Где же ты?»

Не спеша над водной гладью стали появляться четыре сопки: сначала они казались отдельными островками, но со временем все отчетливее просматривался Гогланд целиком. Четыре возвышения превратились в единую картину, которая представляла собой удивительной красоты остров. Подплывая все ближе, мы имели возможность наблюдать всю мощь и красоту каменной глыбы. Немногочисленная растительность закрепилась на гранитных скалах, хорошо просматривался маяк.

С каким-то неожиданным ощущением новизны я всматривался в эти безупречные и минималистичные пейзажи и ловил себя на, вроде бы, банальных мыслях: «сколько же прекрасных мест есть еще на этой планете!», «как много нужно успеть сделать на своем веку!». Было ощущение, что время остановилось. Безумный мир отошел куда-то на второй план, все противостояния держав и идеологий, войны, кризисы, политические интриги и жизнь мегаполисов, — все осталось где-то за горизонтом позади. А предо мной — только приближающийся Гогланд и моя команда.

Стоит сказать, что с рассветом мы оглянулись и не обнаружили ни одного из наших соперников, совсем никого — только где-то далеко позади виднелась яхта, но уж сильно далеко от нас. С ехидными улыбками мы обсуждали этот момент и решили уточнить по рации ситуацию. По регламенту мы должны были докладывать каждые четыре часа наши координаты судейскому судну. Получив ответ о том, что мы вторые, мы также сразу определили яхту, которая нас обошла. Это был, конечно, «Локо» под финансовыми парусами РЖД. Они крутые ребята и них хорошая яхта, так что проиграть такому экипажу даже как-то совсем не стыдно. Находились они в тот момент где-то на другой стороне острова, но мы тоже не стояли на месте.

Сам остров Гогланд является обитаемым, хотя ступать на землю простым смертным яхтсменам сейчас нельзя, но раньше все было намного демократичнее. В далеком прошлом там было финское поселение, а в период ВОВ остров стал стратегическим объектом, за который шли ожесточенные бои — до сих пор там можно обнаружить военные артефакты тех лет. В советское время Гогланд по большому счету забросили, гостями были только яхтсмены и научные исследователи, а постоянным жителем формально являлся только маяк. Сейчас же там расположилась российская военная база. Звучит громко — на самом деле это небольшая группа военных, занятых противовоздушной обороной. Из-за них, собственно, закрыли остров для посторонних, что все еще является большой травмой для всех яхтсменов Санкт-Петербурга. Оставляя глупости российского регламента позади, мы огибали остров, наслаждаясь его красотой со стороны.

Финиш

По пути назад мы обходили меньший собрат Гогланда — остров Соммерс. Маленький, застывший во времени, со следами бывшей когда-то здесь жизнедеятельности человека, он вместе с нами встречал закат и провожая нас на пути в Петербург. Оставив его по правому борту, мы взяли курс к месту старта, и под всеми парусами яхта «Мир» уверенно понесла нас назад в город. Собравшись на палубе всей командой, мы пили чай и обсуждали минувший день. Именно так мы встретили наступление ночи.

На часах было 23:30, когда, выйдя на палубу, я увидел потрясающую картину, сильно отличавшуюся от ночи пятницы. Не было ни намека на промозглый дождь, отступила кромешная тьма, и перед моим взором предстала лунная балтийская ночь во всей своей красе. Тучи покорно расступились и открыли северное небо.

Расположившись на корме, я вглядывался в бездонное небо и снова думал о вечном. Лежа на палубе просто смотрел вверх, ловя себя на мысли о том, что еще одна моя мечта наконец осуществилась. Город встретил нас туманом и утренней свежестью. Финишировали мы в воскресенье в пять утра, заняв второе место — хотя, кажется, это уже и не так важно.

Текст: Гарри Фридман (Harry Freedman). Фото: Официальный сайт регаты «Гогланд рейс», centaurus.ru, 28islands, wikipedia commons.

Читайте также: