Конец года в мире яхтинга всегда проходит под знаменем самой сложной из 600-мильных оффшорных гонок — культовой регаты Rolex Sydney Hobart. Яхтсмен Евгений Неугодников поучаствовал в «Сидней-Хобарте» в составе интернационального экипажа, которому удалось удачно добраться до финиша, не повредив яхту даже в сильный шторм, разыгравшийся в конце первого дня. Нам Евгений подробно рассказал о том, как это было.

Участие в этой гонке — давняя мечта главных зайтеников поездки, моих друзей Егора Конюховского и Павла Кузнецова, больших любителей парусного спорта во всех его проявлениях. Мы очень долго искали яхту для осуществления мечты. Найти ее оказалось делом очень даже непростым. Как только определились с яхтой, у нас образовался экипаж, причем полностью уральский — весь из таких же ребят, мечтавших пройти легендарную гонку по маршруту Сидней-Хобарт.

Для меня это был первый опыт участия в регате высшей категории. До этого не раз гонялся в Giraglia Rolex Cup и Rolex Middle Sea Race. Для участия в Rolex Sidney-Hobart нужно соответствовать многим параметрам, но самое главное — обязательно иметь корочки о подготовке выживания в море и океане, поэтому часть нашего экипажа прошла в Москве обучение по специальному курсу. Хочу отметить, что этот курс нам понравился: мы смогли попробовать в реальной жизни те вещи, о которых знаем только в теории, но ни разу не делали на практике, да и не очень-то хотелось бы, чтобы такие знания однажды пришлось применить в жизни. Но с ними, конечно, спокойнее. Больше, наверное, особо никакой подготовки и не было. Приехали в Сидней дней на пять пораньше, чтобы успеть акклиматизироваться. Это время мы посвятили выходу на яхте и разным экскурсиям.

Гонка «Сидней—Хобарт» опасна в первую очередь сильными южными ветрами. Этот ветер достаточно холодный, температура воздуха падает на 10 градусов с его приходом, а встречное северное течение силой около 2-3 узлов поднимает высокую и, что особенно неприятно, короткую волну. Поэтому основная опасность — разбить яхту о волны (деламинировать корпус) или потерять мачту.

Тактически гонка разбивается на три части: прохват вдоль Австралии, Басов пролив и побережье острова Тасмании. Идет постоянная борьба между желанием быть ближе к берегу и быть в море. В море сильнее течение, но сложнее волновая обстановка. У берега течение меньше, но и море спокойнее. Нужно знать, что гонка сложная, долгая, и быть психологически к этому готовым. Самое главное в этой ситуации — готовность материальной части: у нас была далеко не новая яхта, но ребята подготовили её надлежащим образом. В основном это значит уделить побольше внимания уязвимым узлам конструкции. Мы прошли третью по сложности гонку после 1998 и 2004 года без единой поломки. Спасибо нашим австралийским друзьям.

Прогноз на гонку был известен дня за два до её начала, в Австралии очень четко отслеживают это. Поэтому владельцы яхты сразу сказали: «Кто переживет сутки, тот увидит Хобарт». После 8 часов и 25 узлов попутного ветра мы получили резкое изменение до 35 узлов в морду на 24 часа. Стратегическое решение было во время шторма идти ближе к берегу, чтобы не разбить яхту о волны и выжить — мы взяли аж три полки рифов и маленький штормовой стакселёк. Предположение оказалось верным: волна вдоль берега была не такой злой. Во время шторма скорость яхты на галсе была около девяти узлов, но угол к ветру около 60 градусов, старались нагружать нос, чтобы избежать сильных ударов об волну.

Мы сразу для себя поставили цель: яхта не должна быть меньше 50 футов и лучше ей быть спортивной конституции. Такую и искали. Но выбора, повторюсь, очень мало, практически нет. Яхта была достаточно хорошо оборудована навигацией, в том числе и радаром. Обновляли погоду постоянно, когда была связь с берегом, по интернету.

Страховые компании не страхуют яхты полностью, они оставляют 30-процентную франшизу. Сама страховка стоит около 12 000 австралийских долларов. Поэтому очень сложно найти яхту в аренду. Нам, я считаю, повезло, что мы пошли совместным экипажем. С нас это сняло огромный груз ответственности, как психологический так и финансовый. Команда у нас была объединенная, больше даже интернациональная. Итальянец, норвежец, американка, четыре австралийца и восемь русских. Если рассказывать про каждого, это займет уйму времени. Могу только добавить, что прошли гонку без истерик и лишних нервов. Все были очень позитивны и помогали друг другу. Помогали, конечно, психологически: поддерживали и подбадривали.

Перед отходом от пирса нам было жестко сказано: брать с собой вещей столько, чтобы поместились в небольшую 20-литровую непромокаемую сумочку, и одну пару обуви на человека. В такую сумку входит термобелье, носки, трусы, средний слой, перчатки, шапка. Комбезы мы повесили в специально отведенном месте. Сапоги у всех были разные, навороченные, но во время шторма промокли абсолютно все любых марок, кроме тех, что были резиновыми. Надевали на себя всю одежду ночью, чтобы не замерзнуть, и раздевались до трусов днем. Чем ближе мы подходили к Тасмании, тем холоднее было ночью, и хотелось надеть два средних слоя, а солнце становилось все злее и злее. Абсолютно у всех сгорели запястья рук — их-то никто из нас не додумался помазать кремом.

Для нас главной задачей было пройти гонку от начала и до конца, а хороший результат был бы для нас просто приятным бонусом. Мы своего результата добились. Все остались довольны гонкой и особенно собой. До гонки было страшно, но как говорится, не так страшен черт, как его малюют. Так вышло и этот раз — в Средиземке-то шторма не меньше, особенно Лионский залив. Гонка понравилась, люди понравились, хотел бы вернуться и пройти всё это еще раз.

Читайте также:

Photo credits: Специальный репортаж Carlo Borlenghi для компании Rolex.
Фото на обложке: Carlo Borlenghi.