Перегоны яхт принято считать достаточно непростым занятием, для которого нанимают специальных шкиперов, готовых доставить лодку в наиболее короткий срок почти в любую часть света. В этом году перед началом сезона в Средиземном море яхтсмен-любитель Станислав Азаров (31 год) поучаствовал в перегоне лодки из Франции в Черногорию, а теперь рассказывает на страницах Sailing School о том, как это было.

  • Время: 3 недели
  • Деньги: примерно 300 евро
  • Лодка: Beneteau Oceanis 38
  • Маршрут: Франция — Черногория. Перпиньян — Кальяри (Южная часть Сардинии) — Сицилия — Палермо — Месинский пролив — Порто Сальво — Адриатическое море — Черногория, Бар

В этом году я участвовал в частном заказе на перегон яхты с верфи Beneteau во Франции к заказчику — чартерной компании в Черногории. Лодка у нас была Beneteau Oceanis 38 футов 2015 года выпуска. На воду её спустили буквально за день до моего прилета — из нашей команды я прибыл первым. У меня есть несколько друзей-шкиперов, целый год все они занимаются яхтами: летом в сезон — это какие-то частные прогулки, круизы, шкиперство в регатах и так далее, а вне сезона (то есть два раза в год — ранней весной и осенью) у них начинается перегон яхт. В индустрии это называется Delivery Skipper. Это конкретный вид деятельности, когда эти лодки тусуются по миру — когда в Средиземноморье становится холодно, лодки осенью гонят на Карибы, оттуда же весной все частные и прокатные лодки переправляют обратно в Средиземку. Вот мы как раз и попали на подобное мероприятие — лодку только спустили на воду, и ее к началу сезона надо было пригнать к заказчику в Черногорию. Каких-то четких сроков не было — понятно, что надо было просто идти, чем ты раньше выполнишь эту миссию, тем лучше. Собственно, этим мы и занимались в середине марта.

Я прилетел во Францию. Город Перпиньян — это южное побережье Франции, совсем недалеко от границы с Испанией. Небольшой курортный городишко, шикарные желтые пляжи, небольшие светлые домики, ни единого туриста еще не было, погода только начинала налаживаться, где-то 19-20 градусов тепла и сильные ветра.

В общем, я приезжаю в этот городок, у меня был только телефон портового служащего из компании, которая занимается комплектацией лодок. То есть у них она только приехала с верфи на трейлере. Запечатанная в пленку огромная посудина — без мачты, без всего — просто монокок. Они ее спускают на воду и начинают собирать. Занимаются абсолютно всем — протягивают ванты, ставят мачту, леера, блоки, все крепят по местам, комплектуют салон и отдают ключи капитанам. Поскольку я приехал первым, я встретился с этим агентом из управляющей компании, он мне передал ключи, показал, где лодка, и уехал. Я стою в марине, думаю, мол ну раз никого нет, пойду хоть на лодку. А, естественно, гостиницу я никакую не бронировал, потому что вроде как была информация о том, что лодка готова к выходу в море, то есть на следующий день мы уже можем идти. Открываю лодку, захожу. И первое, что я вижу — она белая, чистая. Думаю: «Как классно». А тогда я еще не знал, что она будет абсолютно новой. Спускаюсь вниз, там все вообще девственно чистое, ни единого следа, ни царапины, все в пленке. Тут я понимаю, что она совсем новая, звоню, мне говорят, что ее вчера спустили на воду. В общем, оказалось, что на ней нет ничего. То есть вот вообще ни единой вещи, которую можно потрогать руками. Ни одеяла, ни подушки, ни тарелки, ни зеркала, — то есть вот как на выставке яхт.

Я с собой специального вообще ничего в дорогу не брал. Только рюкзачок — знал, что буду 2-3 недели на яхте, наряжаться никуда не надо. Взял непродуваемую ветровку, такие же штаны — две пары, изучил заранее все карты, лоции, ну и прихватил фотоаппарат и побольше пленки.

Вечером приехал мой коллега — собственно, капитан, который и должен был доставить яхту. Его я толком не знал, мы пошли в бар, выпили, ну и на следующее утро выяснилось, конечно, что нам предстоит еще очень много работы до полной укомплектации и отбытия. Чтобы вы понимали: список всего, что нужно для подготовки лодки к выходу в море — это три листа A4, исписанные мельчайшим шрифтом. Там все: начиная от ножей для строп, бинокля и рации, заканчивая спасательными плотами, ведрами, радиоотражателями, наклейками и прочим. Я сам не ожидал. То есть обычно залетаешь на яхту, все ящики чем-то заняты, об основном ты знаешь, но еще везде что-то да лежит, но общий объем себе уж точно никак не представляешь.

Два дня мы доукомплектовывали все это дело. Оказалось, что одну из коробок потеряла французская компания, которая занималась доставкой, привезли сильно позже. Мы сбегали в магазин, купили какие-то дешевые подушки и одеяла, спали первое время в одежде, раздобыли столовые приборы и посуду, продукты, все рундуки забили водой и розовым анжуйским вином, круассанами, консервами и так далее. Переход был рассчитан на две недели примерно, и вот нам на троих человек (третий присоединился чуть позже; фотограф), грубо говоря, хватило примерно 300 евро.

Так что несколько дней мы все сто раз перепроверяли, намывали, укладывали и докупали. Для меня это был чрезвычайно полезный опыт, потому что теперь я прекрасно знаю, что на яхте где должно лежать. Каждую вещь потрогал руками, знаешь, как что нужно содержать, как всем этим пользоваться, и так далее.

В итоге только мы все это доукомплектовали, как вдруг оказалось, что мы не можем все равно выйти в море. Потому что по всему южному побережью Франции и Испании идет штормовая погода. Даже в защищенном порту, где мы стояли, ветер прилично дул, постоянно хлопали снасти на всех лодках, и в итоге мы еще несколько дней не могли выйти в море. Каждое утро приходили на телефон сообщения и распечатки в яхт-клубе о сложной погоде, никто мол не выходит, сильный ветер до 35 узлов.

Прошло уже пять дней после нашего приезда, мы поняли, что начали там уже деревенеть и решили — надо выходить. Все собрали, укомплектовали, выпили за отход. Заводим яхту и понимаем, что на нее не установлено навигационное ПО, есть приборы, но не закачаны на него карты. Пошли в яхт-клуб, там купили эти электронные карты — вроде бы, Navionics. Купили все симки, вставили и только тогда смогли отойти от причала.

На момент выхода из порта дуло где-то 30-35 узлов. Как только мы вышли за разделительный буй в открытое море, мы поняли, почему наш капитан не хотел выходить — в море дуло в несколько раз сильнее, была сильная волна, а лодка у нас небольшая. Как известно, чем больше яхта, тем комфортнее на ней ходить по неспокойной воде. Эта 38-футовая лодка была маленькой и легкой.

Про саму яхту стоит, кстати, сказать отдельно. Мне вообще очень нравятся лодки верфи Benetеau. Но сейчас все судостроение, как и, например, автопром, идет на поводу у маркетологов, так что это уже совсем не те лодки, что выпускались даже десять лет назад. Все тонкое, какое-то в плохом смысле китайское, легкое, не видно ни в чем надежности. Лодка по меркам индустрии относительно недорогая — стоит 160 000 евро — базовая комплектация (понятно, что для чартера другого и не надо). Очень тонкий корпус — настолько, что когда лежишь в каюте, чувствуешь прям каждую волну за этой небольшой перегородкой. Естественно, у нас что-то даже сломалось во время перехода: не помню, что именно — какой-то блок вырвало или что-то такое.

В общем, вышли мы в море, там восемь баллов, хреначит ветер, французы в порту крутят пальцем у виска, но нам надо было уже идти. Мы решили чуть уйти в сторону от циклона и отправились на Менорку, затем дошли до Мальорки. Первые два дня мы даже ничего не могли толком поесть, кроме сухих закусок, потому что лодку колбасило так, что периодически просыпаешься на потолке. Когда стоишь в кают-компании, приходится упираться абсолютно всеми конечностями, чтобы тебя не тряхануло головой. Я по гупости попытался сварить какие-то сосиски — они у меня тут же вылетели в другой конец яхты при первой же волне, я плеснул жира на новую плиту, так что эта затея, явно, была неудачной.

Вообще, в перегоне яхты главная особенность в том, что самое короткое расстояние — это по прямой. Вот так и надо идти, так мы, собственно, и старались. В сильную волну идешь под мотором, ставишь автопилот и идешь на точку. Как только появлялся необходимый нам ветер достаточной силы, мы выключали мотор и шли под парусами. Это не регата, можно весь день идти одним галсом. Если что — переложил, добрал, потравил, ничего сложного. Так что управлять особо нечем. Вахты по четыре часа — стандартная морское время. Мы каждый раз скидывались, потому что самая тяжелая — это «собачья» вахта с 4 до 8 утра. То есть ты ложишься спать часов в 10 вечера, в 4 тебя будит мокрый и замерзший рулевой, ты встаешь сонный, измученный и стоишь на руле. Красивое, конечно, время — можно посмотреть морской рассвет, заметить как быстро встает солнце, багровеет небо. С другой стороны физически ощущаешь себя очень непонятно. За эти три недели у меня сбился график сна полностью, я вообще ничего не понимал, где день или ночь. Я свыкся с тем, что могу не высыпаться, а потом все равно мучиться от бессонницы, — сходишь с ума быстро. Но мы скидывались все время, и было как-то более менее приемлемо нести две вахты в сутки, которые постоянно как-то менялись. В начале было, конечно, особенно захватывающе — волна почти 7-8 метров, в которую проваливаешься как в чашу и сразу начинаешь подниматься на гребень новой. Ночью при луне и звездах это выглядит особенно впечатляюще. Меня сначала даже пугала эта ситуация — не видишь уже, где небо, где вода, и тут вдруг краем глаза замечаешь, что как будто какое-то гигантское животное пробегает где-то рядом. Потом понимаешь, что это была просто еще одна огромная волна вдалеке, которая прошла и просто закрыла часть неба.

В принципе, в нормальную погоду легко — включаешь музыку в кокпите (яхта у нас была оборудована blue-tooth audio), следишь за ситуацией, смотришь на море, на звезды и погоду, отслеживаешь соседние суда, как они с тобой расходятся, смотришь за ходовыми огнями, слушаешь постоянно шестнадцатый канал, смотришь метео-сводки. Кстати, о сотовой связи. Её не было почти все время, пока мы были в открытом море. То есть не только интернет не ловит, но и просто доступа к звонкам подолгу не было. От всего этого как раз успеваешь отдохнуть, что, конечно, можно записать в качестве плюса.

В свободное время все мы на яхте загорали, занимались спортом, слушали музыку, рассказывали друг другу какие-то истории, читали, готовили по очереди сумасшедшие обеды и ужины и вообще неплохо проводили время.

Нам повезло, что в своей массе преобладающие ветра на всем переходе были западные, и нам все время дуло в задницу, так что не надо было идти против волны. Это прекрасно, потому что в таком случае даже под мотором идешь намного быстрее. Ну, и не так устаешь на руле — не надо обруливать каждую волну, как-то особо рубиться, стоять мокрым от брызг, как это обычно показывают в роликах из Volvo Ocean Race.

Мне, кстати, рассказывали знакомые, как у них во время месячного перегона яхты из Англии в Адриатику сломался на лодке автопилот, они как раз шли против ветра, и во время каждой вахты все четыре часа приходилось самостоятельно стоять на руле, обруливать волны и держать курс. Это настоящее мучение.

Стоит сказать, что мы постоянно наблюдали массу морских жителей — даже китов. Не говоря уж о дельфинах, которые постоянно сопровождают лодку, морских черепахах, акулах, которые, оказывается, умеют спать на спине во время шторма (всплывают как мертвые) и других. Еще с нами путешествовал французский голубь, который всю дорогу сидел на мачте, далеко не улетал и еду нашу не ел. Сошел на Сицилии.

Итак, от Менорки мы пошли все-таки на восток, дошли до Сардинии, зашли в город Кальяри. Нам нужно было туда зайти, потому что через сто часов у новой яхты нужно делать техосмотрт двигателя — на ней стоял Volvo Penta. Мы созвонились с землей, пришли в официальный сервисный центр, застряли там дня на два, пока итальянцы очухивались. Нам заменили масляный фильтр, взяли за это 500 евро. Вообще, все это и называется морской практикой — когда со временем ты досконально изучаешь, что с твоей лодкой может происходить, к кому идти, как действовать. Я впитывал все, что видел — каждый рассказ, каждое упоминание чего-угодно. Ничего, конечно, не записывал, но пытался на слух как-то воспринять.

С Сардинии мы вышли в сторону Сицилии, обходили остров с севера, зашли в Палермо, чтобы выписаться из Шенгена. Надо было сходить в отделение полиции, принести бумаги на экипаж и свои личные, потому что мы идем в Черногорию, а это уже не страна Шенгенского соглашения. Процедура примерно как в аэропорту, когда улетаешь — тут просто приходишь в отделение портовой полиции и тебя выписывают.

Мы на остановках постоянно как-то ходили по разным достопримечательностям, смотрели эти камни, развалины, старинную европейскую архитектуру. Ну, она вся одинаковая, ничего там, вроде бы, интересно. Мне, честно говоря, было совершенно насрать на все это и постоянно хотелось вернуться в море.

У нас вообще заходов и выходов из портов было совсем немного — в основном для того, чтобы заправиться топливом, докупить продуктов и решить другие бытовые и технические вопросы. Все это в Европе делается очень легко — не как в Крыму, где надо за день сообщать, что ты придешь, готовить какую-то пачку документов и так далее. Тут просто идешь, вот перед тобой марина, заходишь в нее хоть ночью, встаешь в любое свободное место — нас никто никогда не встречал. Офисы у них открываются в 10 утра, они по факту тебе рассчитывают стоянку и все. Швартоваться, конечно, не имея очень большого опыта — это всегда волнительно, особенно в свежий ветер. Ну, мы все равно справлялись нормально, хоть и не всегда идеально.

Конечной точкой нашего путешествия был город Бар в Черногории.

Кстати, по поводу траффика на море в Средиземке. Я почему-то ожидал, что лодок будет намного больше. Мы вообще за все время именно в открытом море встретили буквально три-четыре парусника. На радаре периодически что-то проплывает, в основном танкеры, а путешественников не так много.

Конечно, я еще пойду, и не раз. Но вот такие перегоны (пусть многим и не нравится) — это серьезный интересный опыт: есть время во всем разобраться, посмотреть, как и на что реагируют паруса, как меняется скорость от любого движения — времени же в море полно, можно все перепробовать. Кроме того, это еще и очень полезно в качестве такой формы дауншифтинга — посмотреть на море, забыть о мелких проблемах и переосмыслить их, обдумать какие-то свои цели и решения.

Пролетело время, конечно, мгновенно, хотя я успел обдумать очень много всего. Очень хочется этим заниматься и дальше. Сложно пока сказать, что мне нравится больше — гонки, маршрутные регаты, путешествия, перегоны. Наверное, всё. Хочется просто постоянно быть поближе к лодкам, парусам, побережью, морю — я бы многое в жизни на это поставил.