Сейчас уже нет сомнений: Стефания — будущая звезда не только российского виндсерфинга. Она долго шла к своему статусу: выросла в Ейске, где и начала активно заниматься серфингом с детства, потом отправилась в школу олимпийского резерва в Сочи и сконцентрировалась на классе RS:X. Так она выиграла массу российских и европейских юношеских соревнований, а прямо после сочинской Олимпиады перешла во взрослую категорию и начала борьбу за право представлять страну в Рио 2016.

Недавно Стефания вернулась с тест-регаты в Рио-де-Жанейро, где на несколько дней собрались лучшие спортсмены мира, чтобы присмотреться к акватории. Мы отвлекли Стефу на 20 минут разговора по «Скайпу» и обсудили грязные воды залива Гуанабара, ветровые условия, распорядок её тренировок и, конечно, философию парусного спорта.

О соревнованиях

Это был Olympic Test Event, то есть такая генеральная репетиция Олимпиады (официальное название именно этой тест-регаты — The Aquence Rio, — прим.ред.) — точно такой же формат, всё пытаются приблизить к Олимпиаде: организацию, работу судей, — хотя сама олимпийская деревня пока находится в процессе постройки. Это проводится для того, чтобы посмотреть, что же можно улучшить к следующему году. Ну, и сами спортсмены смотрят на то, как именно они могли бы скорректировать тактику своей подготовки. То есть какого-то особенного рейтинга эти соревнования не несут. Но тем не менее для спортсменов они очень важные, потому что мы все понимаем — уже ровно через год нам придется гоняться на этой же акватории на самых важных соревнованиях в мире.

Я сюда ехала без какой-либо конкретной цели, кроме того, что перед нами стояла задача максимально подробно изучить акваторию, постараться понять, как тут все работает — ветер, течение и прочее — и как это можно использовать.

Об акватории

Первое, что бросается в глаза — это уровень загрязнения. Тут чрезвычайно грязная вода, и что с этим делать, совершенно непонятно. Иногда между гонками, которые длятся по несколько часов под палящим солнцем, становится очень жарко и хочется нырнуть в воду, чтобы охладиться, но постоянно держишь в голове мысль о том, что этого лучше избежать — из самого Рио происходит очень много прямых сливов в залив. Сюда сбрасывают мусор, городские нечистоты и даже промышленные отходы, включая опасные химические соединения.

Вода источает не самые лучшие запахи, и гоняться в ней, конечно, не очень приятно. Уровень загрязнения превышает в миллионы раз любые допустимые показатели, а инфекции, которые тут можно подхватить, устанешь перечислять (китайского виндсерфера даже увезли в больницу с лихорадкой прямо во время соревнований, и это не единственный пример, — прим.ред.). Но всего этого мы старались не замечать — хотя бы во время гонок.

Главное, что нужно знать об акватории — тут очень сильные течения. Ветер тоже довольно сложный, но с ним еще как-то можно попасть: иногда получалось угадать и использовать его в свою пользу. Но местные течения — это что-то невообразимое. Каждые чуть ли ни пять метров может нести в разные стороны. Поэтому сложно было абсолютно всем.

В заливе очень много разных мысов, островов и прочих преград. Поверхность очень холмистая: буквально небольшая часть равнины — и тут же горка вырастает, и так везде. Судя по всему, под водой находится что-то примерно такое же, и основное течение по ходу своего развития сталкивается с этими подводными преградами, которые мы не видим, заворачивает в разные стороны, ускоряется. В первых гонках у всех было жуткое количество ошибок — без них пройти гонку оказалось совершенно невозможно.

О Рио-де-Жанейро

Надо сказать, что к организации бразильцы подошли крайне серьезно. Нам тут обеспечили очень комфортные условия, всем построили отдельные боксы, где можно комфортно работать, паруса не валялись постоянно на солнце, — а это очень важно.

Насколько я успела узнать, парусный спорт здесь не сильно развит — возможно, как раз из-за проблем с акваторией. А вот футболом тут, похоже, болеет абсолютно вся страна. Прямо у нас под окнами гостиницы находится штук шесть крупных футбольных полей, и знаете — они играют с пяти утра до трех часов ночи. И, что интересно, играют ну вообще все — пятилетние девочки набивают мяч лучше, чем наша сборная. А вот с парусами тут все сильно хуже, хотя с нами гоняются несколько очень сильных ребят из Бразилии, но они точно не из Рио. Ну, и не стоит забывать о том, что в классе Laser тут соревнуется Роберт Шейдт — легенда из легенд. Боюсь соврать, сколько у него золота с разных Олимпиад, но примерно около пяти.

Мы между гонками все-таки успели немного посмотреть и сам город. Съездили к статуе Иисуса, конечно, побывали на их знаменитых пляжах — Ипанеме и Копакабане. Впечатление от Рио двойственное — все очень красиво, бархатный песок, лазурная вода, но когда чувствуешь запах этих нечистот у моря и понимаешь, насколько там все загрязнено, ощущения резко меняются.

О результатах

Каких-то конкретных противников у меня не было. Вместо этого было очень много сильных девушек, так что все сражались примерно на равных. Главной фавориткой была, наверное, француженка, которая в итоге и выиграла тест-регату, и девушка из Британии, которая заняла шестое место. Вообще, конкурентов тут достаточно.

Я, наверное, показала семь балов из десяти, на которые способна в принципе (Стефания оказалась на пятой строчке зачета, причем переместилась туда с третьего из-за штрафа за ошибку, — прим.ред.). Конечно, очень много проблем создает акватория. Если бы мы приехали сюда как-то заранее, то было бы к соревнованиям уже хоть что-то понятно. Но вообще я хочу сказать, что по-моему достаточно неплохо справилась!

В разных гонках справляться со сложностями акватории получалось совершенно по-разному, но да — я записывала все, что происходило на воде, делала выводы, анализировала и собираюсь это в следующий раз применить.

Со мной здесь целая команда — спортсмены во всех олимпийских классах яхт: у всех свои тренеры, организаторы, научная группа. В сумме нас тут человек двадцать пять. Мы все активно следим за успехами остальных членов сборной. Вечером, когда видимся после гонок, узнаем друг у друга, кто как отгонялся, кто что узнал об акватории и так далее. В некоторых классах у нас есть безусловные лидеры, так что не возникает сомнений, что они окажутся где-то в топе.

Для того, чтобы победить на Олимпийских играх через год, мне нужен опыт. Но я уверена, что мне хватит года, чтобы его получить, а еще чтобы научиться лучше себя контролировать психологически и делать меньше ошибок: здесь нужно быть абсолютно хладнокровной, уверенной в себе и своих решениях.

О тренировках и спорте

Ветер здесь развивается примерно к часу дня. Наш день начинается с того, что мы просыпаемся и сразу идем на пробежку, следом идет специальная разминка, комплекс дополнительных упражнений, растяжка, потом завтрак, сборы в клубе, работа с матчастью и, собственно, поход на воду. Часа два с половиной мы проводили на воде — слишком много перед соревнованиями и не нужно, потому что особо ничего уже и не наработаешь, а сильно уставать лишний раз ни к чему. После воды заминка, небольшая пробежка, растяжка.

Вместе с нами на соревнованиях была научная группа, работа с которой занимала у нас тоже немалую часть дня, то есть мы проходили всякие тесты, рассчитанные на то, чтобы понять, как адаптируется организм к бразильским условиям, что вообще со спортсменами происходит и так далее. У них все это называется психофизиологическими тестами, но если честно, никто не знает, что именно они выясняют, и как это работает.

И в Сочи, и на любых сборах мои тренировки сильно зависят от ветровых условий. Обычно к середине дня ветер становится самым насыщенным — потому что нагревается поверхность земли. Так что тренировки на воде устраиваются как раз в этой части дня. Правда, в расписании на них надо закладывать как можно больше времени, потому что день ото дня может сильно отличаться — то ветер идет чуть раньше, то позже, то как-то заходит, то еще что-то. Никогда не угадаешь. Утро обычно начинается с зарядки, серьезной разминки, потом бывают походы в тренажерный зал и даже интенсивные силовые нагрузки — например, кроссфит. В некоторые дни нас отправляют на аэробные тренировки: бывает плавание, бег и прочее. То есть нас натаскивают на максимально универсальную физическую форму и развитие мышц во всем теле.

Тренер снимает на камеру все наши занятия на воде — основные моменты или выполнение какого-то конкретного маневра, который мы оттачиваем именно в этот день. После выхода на воду вечером мы отправляемся к себе в бокс, где стоит большущий экран, и смотрим на нем эти записи, все обсуждаем и решаем, над чем и как надо работать дальше. Взгляд на себя со стороны очень сильно облегчает задачу и увеличивает продуктивность каждой тренировки.

Если вы решите заняться каким-то видом спорта для того, чтобы потягаться с участниками Олимпиады, то этому, определенно, придется посвятить всю жизнь. Но надо сказать, что виндсерфинг и многие виды парусного спорта хороши еще и тем, что ими можно заниматься и один-два раза в месяц для того, чтобы наблюдать свой рост как спортсмена. Если ты умеешь стоять на доске и хотя бы как-то ходить, ты уже будешь получать от этого спорта массу удовольствий. Но важно все равно не лениться и не откладывать спорт постоянно на потом — кроме того, что имеет смысл всегда работать над поддержанием хорошей физической формы, нужно еще и заставлять себя выбираться на какие-то водоемы, даже если живешь в большом городе.

Я ни разу в жизни не жалела о том, что решила посвятить виндсерфингу всю жизнь. Каждый день я подхожу к морю — особенно когда дует устойчивый ветер — и понимаю, что сейчас встану на доску и буду кайфовать. У нас все устроено иначе, чем в других видах спорта, где добиваются результатов через боль и расширение представлений о возможностях тела. В виндсерфинге немного другой принцип — ты кайфуешь от того, что делаешь, и чем больше ты получаешь удовольствия от гонок, тем больше тебе хочется этим заниматься и лучше результаты. А чем лучше результаты, тем больше ты кайфуешь от этого спорта. Звучит как сказка, но наверное для меня это она и есть.

Фото: Sailing Energy и ISAF

Bye, Rio👋🏼 hope to see you in one year🇧🇷

A photo posted by @stefania271 on